Правовое положение миссионерской деятельности Русской Православной Церкви в Российской Империи.

Будучи свидетелями успеха христианской проповеди, с уверенностью можно сказать, что главной особенностью было ненасильственное распространение христианства. В православии, особенно российском, насильственного принуждения к принятию христианства почти никогда не было. Была предпочтительность в выборе слуг и хозяев, партнеров по торговле или ведению дел, могли происходить враждебные или военные действия, спровоцированные различными мотивами, в том числе и религиозными, но крестовых военных походов против каких-либо народов с целью массового обращения в православие не было никогда. И если святой Стефан Пермский после нескольких лет жизни в среде зырян один или с ближайшими учениками отправился сокрушать идолы и кумиры, рубить священную березу, то пошел он к вооруженным язычникам безоружный. То же самое происходило в Поволжье с татарами и башкирами в Сибири, и даже тяжелые войны на Кавказе не привели к насильственному крещению местных народов. Были поощрения крестившимся, особенно местной знати, было освобождение от налогов и пошлин, но без насилия. Политика ненасилия обнаруживает себя во всей истории Русской Церкви и русского государства и прослеживается по инструкциям, постановлениям, посланиям, как государственным, так и церковным, на различных уровнях церковной и государственной власти. Пожалуй, единственным явным исключением, подтверждающим общее правило, является инструкция императора Петра I Тобольскому митрополиту Филофею с рекомендацией, не стесняясь насильственных мер, крестить народы Сибири.

Этот период характеризуется ослаблением веропроповеднической деятельности. Естественное распространение христианства в Поволжье, Сибири и Северных областях встречает значительные препятствия во время длительного царствования Екатерины II. Это было связано с секуляризацией церковного имущества, закрытием монастырей и другими трудностями жизни Церкви, государства и народа в этот синодальный период. Однако были и отрадные явления: в частности – образование Конторы новокрещенских дел в Поволжье, Осетинской духовной миссии на Северном Кавказе и Кадьякской миссии на Аляске. С началом XIX века оживляется религиозная жизнь не только православного народа, но и мусульман и буддистов. Ислам поднимается в Казанском крае, в других областях Поволжья и Сибири. Целые деревни старокрещеных татар переходят из православия в ислам, а за ними – мордва, чуваши, черемисы. В связи с таким быстрым распространением ислама по всему Поволжью последовали указы и послания Священного Синода об усилении миссионерской деятельности. Это стало причиной подъема миссионерской деятельности, создания систем миссионерского просвещения, переводческой деятельности, школьной системы и подготовки миссионерских кадров для многих непросвещенных народов. Расцветает Казанская миссионерская школа, Алтайская, Якутская и другие внутренние миссии, создаются и успешно развиваются внешние миссии (Японская, Палестинская и другие). Кульминацией этого периода становится создание Православного миссионерского общества, которое стало привлекать к делу проповедования веры практически весь народ.

Очень важным становиться создание и развитие многочисленных внутрених и внешних миссий. При этом значительно меняется стиль работы внутренней миссии, обращенной прежде всего к русскому народу, в среде которого в этот период происходит внедрение и распространение сект, в том числе с социалистической и атеистической направленностью. На защиту Церкви поднимаются братства, религиозно-просветительские общества, церковно-приходские школы, монастыри. Проходят первые миссионерские съезды, создаются епархиальные миссионерские структуры.

Отметим архимандрита Макария (Глухарёва), подавшего инициативу создания в России Православного миссионерского общества. Он изложил ее в рукописи «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между магометанами и язычниками в Российской Державе» (1839), где предлагал устав и устройство общества при Св. Синоде и под особым покровительством государя императора.

Еще одним детищем этого времени стали Всероссийские миссионерские съезды. Здесь собирались наиболее деятельные представители православного духовенства и мирян. Именно на съездах поднимались все основные проблемы жизни РПЦ. Это послужило фактором консолидации всех миссионерских усилий, обмена опытом, совместной борьба с врагами Церкви и выработкой новой стратегии. Первый Всероссийский миссионерский съезд состоялся в июне 1887 года в Никольском единоверческом монастыре г. Москвы. До 1908 года прошли еще три подобных съезда. Нужно сказать, что съезды явились своеобразными этапами подготовки Поместного Собора РПЦ.

Еще одним детищем этого времени стали Всероссийские миссионерские съезды. Здесь собирались наиболее деятельные представители православного духовенства и мирян. Именно на съездах поднимались все основные проблемы жизни РПЦ. Это послужило фактором консолидации всех миссионерских усилий, обмена опытом, совместной борьба с врагами Церкви и выработкой новой стратегии. Первый Всероссийский миссионерский съезд состоялся в июне 1887 года в Никольском единоверческом монастыре г. Москвы. До 1908 года прошли еще три подобных съезда. Нужно сказать, что съезды явились своеобразными этапами подготовки Поместного Собора РПЦ.

Итак, конец XIX века характеризуется значительными изменениями в экономической, политической, культурной и религиозной жизни народа: происходило быстрое разрушение сельского уклада жизни, росла промышленность – и вместе с ней промышленные города. При этом значительно оживилась жизнь приходов, выделялись новые епархии, в которых усилиями архиереев, духовенства и церковного народа постепенно стали возникать разнообразные формы приходской жизни, благотворительности и церковного просвещения. Миссионерское служение, обращенное к многочисленным нерусским неправославным расширялось и углублялось. Однако стремительно нараставшие разрушительные тенденции, среди которых – разнообразное сектантство, а также социалистические учения, почти все основанные на откровенном атеизме, становятся главной опасностью для православного народа. В многочисленных письмах, сочинениях духовно чутких людей того времени его состояние расценивается как критическое.

Особенно тревожным положение становится начиная с 1905 г. «Религиозная революция» 1905 г. привела к изданию в апреле высочайшего указа Правительствующему Сенату об укреплении начал веротерпимости, а в октябре, в условиях всеобщей политической стачки, император вынужден был издать Манифест 17 октября – «Об усовершенствовании государственного порядка». По настоянию председателя Совета министров С. Ю. Витте обер-прокурор К. П. Победоносцев был отправлен в отставку 19 октября. Новые положения о свободе совести и вероисповедания разрешили действовать сектам, иноверию и инославию почти совершенно свободно. Результатом этого стали массовые отпадения от православия.

Силы и средства Православной Церкви в этот период направляются в основном на охранение и укрепление в народе православной веры и его нравственности. При этом пути и способы утверждения веры и благочестия оказываются несколько различными в зависимости от местных условий.

Так, духовные нужды русского народа в Сибири значительно отличались от условий и нужд Европейской России. В Сибири на первый план выступают церковное строительство, подготовка пастырей и увеличение числа приходов и школ. Конечно же эти задачи стоят и во многих местах Европейской России, но в Сибири эта проблема как для ее старожилов, так и прежде всего для многочисленных новоселов-переселенцев, которые на чужой стороне в тяжелых условиях осваивались и строили поселки, стояла особенно остро.

В поволжских и приуральских епархиях шло наступление ислама. Только в одной Казанской епархии проживало около шести сот тысяч крещеных татар и других инородцев. По «Всеподданнейшему отчету обер-прокурора Св. Синода за 1905–1907 гг.» в четырнадцати поволжских, приуральских и западносибирских епархиях перешло в ислам 36299 человек.

В южных епархиях Европейской России быстро распространялось сектантство, которое после законов 1905 г. о свободе совести и вероисповедания поднималось по всей России. Вскоре прошли съезды адвентистов (Александров, 1905; Киев, 1906), штундо-баптистов (Астраханка Таврической губернии, 1905; Ростов-на-Дону, 1906; С.-Петербург, 1907), на которых обсуждались способы прозелитизма и борьбы с «официальной Церковью», как они именовали Русскую Православную Церковь.

Таким образом, как было сказано, с окончанием татаро-монгольского начинается период расширения границ государства и постепенное приведение к христианству различных племен Севера, Сибири, народов Поволжья, жителей южных и западных областей. Трудности церковной жизни синодального периода не могли не отразиться на деле веропроповедничества, тем не менее в это же время сформировались принципы и формы всей миссионерской работы Церкви: засияли подвигами священноапостольства святитель Иннокентий Иркутский, святители Иоанн и Филофей Тобольские, святитель Герман Аляскинский, святители Филарет и Иннокентий, митрополиты московские, святитель Николай Японский и многие другие. Тогда же были основаны внутренние и внешние миссии, создана система подготовки миссионерских кадров, сформировались научные миссионерские школы, появились специальные издания и другие. Расцвет русского миссионерства приходится на вторую половину XIX – начало XX веков, чему существенно содействовало созданное в 1870 году Православное Миссионерское общество, объединившее здоровые силы православной России в деле помощи христианской проповеди.

протоиерей Андрей Михалев 
 

на сайтах Орловско-Ливенской епархии
 

12012
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
17
18
19